Александр Алехин

 
Александр Алехин

Будущий чемпион мира родился 1 ноября 1892 года в Москве. Дом Алехиных считался «шахматным». Здесь часто собирались московские любители, а старший брат Алехина, Алексей, слыл довольно сильным шахматистом. Семилетнего Александра с правилами игры познакомила мать.
В приобщении к шахматам юного Алехина ничего примечательного не было. Он был, бесспорно, талантлив. Но будь у него только талант и ничего более, вряд ли бы Алехин так быстро выдвинулся в ряды сильнейших. Трудолюбие, целеустремленность и самокритичность — вот что определило быстрые и устойчивые успехи молодого шахматиста. Даже когда к нему пришла всемирная слава, он не изменил своему творческому кредо.
Алехин всю жизнь неутомимо работал над собой, до конца своих дней был уверен, что шахматная игра, прошедшая многовековые испытания, хранит в себе еще немало нераскрытых тайн. И задача настоящего художника — попытаться раскрыть их.
Первые выступления Алехина за рубежом (1908—1911 гг.) больших успехов ему не принесли, однако это был тот опыт, без которого немыслимо дальнейшее совершенствование.
Знаменательным для Алехина был 1914 год. Выпускные экзамены в училище правоведения совпали с труднейшими испытаниями на международном турнире гроссмейстеров в Петербурге, собравшем исключительно сильный состав: Ласкер, Капабланка, Рубинштейн, Тарраш, Маршалл, Яновский и другие. Алехин выиграл третий приз, пропустив вперед только Ласкера и Капабланку.
Начало мировой войны застает Алехина на турнире в Мангейме. Довести до конца соревнование не удалось, но Алехин, имевший наибольшее количество очков (91/2 из 11), был признан победителем.
Здесь хотелось бы обратить внимание читателей на одно обстоятельство, которое позволяет понять, почему в 1921 году Алехин уехал за границу.
Для Алехина шахматы были главным смыслом жизни, он не пред ставлял себе жизни без них. И вот человек, для которого шахматы значат так много, у которого намечена ясная цель и который намерен твердо следовать к ней, с 1915 по 1920 год участвует в нескольких небольших турнирах, играет за это время всего 43 турнирные партии. Конечно, он понимает, что молодой Советской стране, наметившей программу грандиозных преобразований, пока не до шахмат, но он ждать не может.
А там, за границей, проходят соревнования, скоро должен начаться интереснейший поединок на первенство мира между Ласкером и Капабланкой. И Алехин принимает решение уехать, покинуть Родину, которую «никогда не переставал любить и восхищаться ею» (так писал Алехин в своей предсмертной статье в январе 1946 г. в журнале «Бритиш чесе мэгэзин»).
«Покорить шахматную Европу» оказалось делом не столь уж трудным. Турниры следуют один за другим. Даже видавшие виды шахматные бойцы были поражены великолепными комбинациями, бурной фантазией, неудержимостью атак, тонким художественным вкусом, большими теоретическими знаниями Алехина. В 22 турнирах участвовал он в период с 1921 по 1927 год. В тринадцати из них побеждал, в шести был вторым или делил второе место.
Но один турнир все же принес ему разочарование. Состоялся он в Нью-Йорке весной 1924 года. Алехин на финише был только третьим, пропустив вперед Ласкера и Капабланку, причем разрыв между ним и первым составил 4 очка, а вторым — 21/2.
Но неудача лишь подстегнула Алехина: сработала его удивительная объективность и самокритичность. До сих пор его стихией были атаки, неожиданные жертвы. Но ведь шахматы не только это!
И Алехин начал напряженно работать над устранением недостатков в своей игре, стремясь добиться большей гармоничности. Он прокомментировал все партии нью-йоркского турнира. Появившийся вскоре сборник получил восторженную оценку. К репутации тур­нирного бойца прибавилась слава блестящего шахматного комментатора.
Уже в следующем году Алехин начал пожинать обильные плоды своих трудов. В Баден-Бадене вновь собрались все сильнейшие шахматисты мира, в том числе Капабланка и Эм. Ласкер. Но первый приз на этот раз достался Алехину, причем как достался! 12 побед, 8 ничьих и ни одного поражения! «Его победа,— писал Тарраш,— в этом большом и чрезвычайно сильном по составу турнире должна быть отнесена к числу наиболее блестящих, которые когда-либо были одержаны, и она доказывает, что у Алехина есть все основания для борьбы за мировое первенство...»
И вот наступил долгожданный момент. 16 сентября 1927 года в далеком Буэнос-Айресе за шахматный столик сели два шахматных гения — Капабланка и Алехин. Почти два с половиной месяца длилась титаническая борьба. Победителем должен был стать тот, кто первым одержит шесть побед. Решающей суждено было стать 34-й партии. Счет +6—3=25 в пользу Алехина.
Отнюдь не легким оказался последующий путь. Были победы. Например, в Сан-Ремо (1930 г.), на турнире, собравшем весь шахматный цвет того времени. Занявший второе место Нимцович отстал на ЗУ2 очка. В Бледе (1931 г.), когда второй призер — Боголюбов — отстал на 51/2 очков. В 1932 году Алехин установил новый мировой рекорд в игре вслепую, проведя сеанс на 32 досках.
Но случались и неудачи. Самая большая из них — проигрыш матча на мировое первенство Эйве в 1935 году. Ведя беспорядочный образ жизни, Алехин в это время был далек от своей лучшей формы. Правда, шахматную корону он отдал только на два года. Матч-реванш не оставил никаких сомнений в превосходстве Алехина.
25 марта 1946 года в местечке Эсториал (близ Лиссабона) Алехин скоропостижно скончался за шахматной доской с расставленными фигурами.
Алехин оставил большое шахматное наследие — около полутора тысяч турнирных и матчевых партий. Его спортивный путь грандиозен. В 87 турнирах участвовал третий чемпион мира. Из них в 49 он одержал победы, в 13 делил первые места. В его «послужном» списке 24 матча, в том числе пять за мировое первенство.

  Читайте другие статьи:

Макс ЭЙВЕ
Михаил БОТВИННИК
Василий СМЫСЛОВ
Михаил ТАЛЬ
Тигран ПЕТРОСЯН

 

 

 

 
 
Хостинг от uCoz