Анатолий Карпов

 
Анатолий Карпов

Столь стремительным оказался подъем Анатолия Карпова на вершину шахматного Олимпа, что лучшего эпитета для взлета, чем «ракета» — этого символа второй половины XX века,— и не придумаешь. Это движение к цели по самой кратчайшей прямой является одной из отличительных черт спортивного пути двенадцатого чемпиона мира.
В шахматы Толя научился играть в четырехлетнем возрасте (родился 23 мая 1951 года в Златоусте). В 9 лет имел уже первый разряд, в одиннадцать стал кандидатом в мастера, а в пятнадцать, будучи школьником,— мастером.
Ему многое давалось легко. Начинал он в ту пору, когда шахматный мир находился под впечатлением от игры Таля. Не обошла стороной слава рижского гроссмейстера и уральский город металлургов Златоуст, где в то время жила семья Карповых.
А когда Том исполнилось 13 лет, он был зачислен в заочную шахматную школу, которой руководил Ботвинник. Обстоятельства действительно благоприятно складывались для молодого шахматиста. Это так. Но не будь Анатолий от природы талантлив, не воспитай он в себе твердость характера, волю, целеустремленность, трудолюбие, он наверняка не достиг бы таких спортивных и творческих вершин. Когда однажды отца Анатолия Карпова, присутствовавшего на полуфинальном матче претендентов, спросили, какая черта в характере сына ему больше всего нравится, Карпов-старший не задумываясь ответил: «Целеустремленность. Толя никогда не останавливается на полпути. Он всегда стремится к большему...»
Так и в шахматах. В 18 лет он чемпион мира среди юношей, в 19 лет — международный гроссмейстер. Как победителю турниров ему рукоплескали в Москве и Ленинграде, Будапеште и Милане, Сан-Антонио и Мадриде, Гастингсе и Скопле. На протяжении последних четырех лет ему неизменно присуждается «Оскар», как лучшему шахматисту года. В 1976 году к титулу чемпиона мира он прибавил звание чемпиона СССР.
Бесспорноя победы Карпова впечатляют. Но его стиль — не слишком ли он рационален? Когда еще, как не в молодости, стремиться к безудержной удали атак, дать волю своей фантазии! А ведь он и в юные годы, когда большинство его сверстников стремились во что бы то ни стало дать противнику мат, готов был играть «скучные» окончания, в которых требуется техническое мастерство — то, что обычно приходит к шахматисту в пору зрелости. И в этих окончаниях он находил не меньше красоты, чем в прямой атаке на короля.
Вот что по этому поводу говорит Карпов: «Для меня шахматы прежде всего спорт, а не «чистое искусство». Борьба творческая и психологическая. Есть шахматисты, которые перед каждым туром заранее планируют, с кем они будут играть на ничью, а с кем на выигрыш. Вот это и есть спортивная расчетливость. Я же все партии играю на выигрыш, но только по-разному, в зависимости от стиля противника. Вообще я играю в «правильные шахматы», избегаю риска, стремлюсь решить исход техническими средствами. Думаю, что логика шахмат именно этого и требует».
Когда смотришь, как играет Карпов, складывается впечатление необычайной легкости. Но это внешнее впечатление. За кажущейся простотой его построений скрывается глубокая мысль. Стратегические замыслы у него удивительно четкие.
Карпов заставляет свои фигуры действовать с полной нагрузкой, проявлять максимум активности. Он великолепный стратег. Нередко малозаметный на первый взгляд ход через какое-то время становится поворотным, знаменует собой начало нового плана.
Он психолог и боец, и это, пожалуй, роднит его с Ласкером. В то же время, как и Капабланка, он великолепно и быстро оценивает позицию, редко проигрывает (по подсчетам статистиков, примерно две партии в год). Даже при равных возможностях он умеет находить скрытые ресурсы, которые часто оказываются решающими.

Совершив в 1974 году спортивный подвиг — иначе и не назовешь его победы в претендентских матчах,— Карпове апреле 1975 года был провозглашен чемпионом мира. Он серьезно и упорно готовился к встрече с Фишером, и не его вина, что матч не состоялся.

  Читайте другие статьи:

Гарри КАСПАРОВ

 

 

 

 
 
Хостинг от uCoz