Атака и защита

 
как работать на шахматами

Найдя сильный ход и аккуратно проверив связанные с ним варианты, мы, конечно, сделаем его. Но как быть, если положение нельзя исчерпать точным расчетом? Выбрав ответственное продолжение, резко нарушив при этом равновесие, мы можем добиться успеха, но, возможно, окажемся у разбитого корыта. Что ж, кто не рискует, тот не выигрывает! Исход партии, а то и всего соревнования зачастую зависит от способности в нужный момент РЕШИТЬСЯ изменить ход событий, поставить перед противником, ну и, конечно, перед собой, новые сложнейшие проблемы. Шахматам органически присущ элемент риска, без него значительная доля очарования от «королевской игры» оказалась бы утраченной.
Рисковать в равной мере приходится как в атаке, так и в обороне. Вот что пишет об этом крупнейший эксперт в проблеме риска – Михаил Таль.
«Шахматист отдал фигуру за атаку, хотя мог и не отдавать. Рискует ли он? Бесспорно, ведь атака может быть отбита, и лишняя фигура у противника скажется со всей негативной (по отношению к рискующему) силой.
Хорошо, пойдем дальше. Шахматист принимает жертву фигуры (хотя мог бы и не принимать), рассчитывая отразить атаку. Рискует ли он? Бесспорно! Ведь атака может оказаться неотразимой.
Чей же риск «рискованней»? Весов, которые могли бы это определить, не существует.»
Итак, предметом нашего обсуждения будет выбор между тем или иным, спокойным или рискованным планом действий в защите и атаке, проявление индивидуальности шахматиста при таком выборе, проблемные жертвы материала и т. п.
ЖЕРТВА ИЛИ ПРОСМОТР?
"Шахматист скорее сунет голову в пасть льву, чем поставит ферзя под удар."
Арон Нимцович
Слово «жертва» в шахматной литературе применяется в двух различных значениях.
Прежде всего – это ход, отдающий материал. Жертва в этом смысле слова является, по мнению Михаила Ботвинника, непременным элементом любой комбинации ("Комбинация – это форсированный вариант с жертвой»).
Второе значение слово «жертва»– отдача материала, не являющаяся комбинацией, то есть, не связанная с цепочкой точно рассчитанных вариантов, форсированно приводящих к успеху жертвователя. Такие жертвы Рудольф Шпильман назвал «реальными» (в отличие от «мнимых» – в первом случае). Осуществив жертву, шахматист надеется на действие позиционных факторов, компенсирующих отданный материал. Но его расчеты могут и не оправдаться, поэтому реальные жертвы всегда связаны с риском.
Первую серьезную книгу, посвященную реальным жертвам, написал Рудольф Шпильман: «Richtig opfern!"– «Правильно жертвовать!» (в русском переводе она называется «Теория жертвы»). Затем эту тему продолжил Леонид Шамкович в книге «Жертва в шахматах». Обе работы заслуживают самого пристального изучения.

 

 

 

 

 

 
 
Хостинг от uCoz